Я играю.

Запись на тренировку

Заполните эту форму, и мы с вами свяжемся

Мы в соцсетях:



Я играю.

я меняю свою личность.

я надеваю маску.
в руках изогнутая деревянная палка странной формы.
мои руки в перчатках.
это для защиты. или они сами скрывают остатки прежнего меня, чтобы не выдать ни одной эмоции. руки много говорят.

я играю себя.
маска закрывает всё тело.
серый или чёрный костюм, галстук.
я затягиваю галстук слишком сильно, когда вспоминаю о цене свободы.
иногда на время ослабляю, пытаясь разглядеть за облаками небо и вспомнить саму её.

я играю с людьми…
иногда в их игры, иногда в свои.
когда-то я выигрываю, когда-то нет…
когда-то ничья.
победа никогда. только выигрыш.

я играю с собой. об этом ничего не знаю, иначе не играл бы.

беру клюшку в руки… слегка пробую лёд…
легонько подталкиваю ногой шайбу,
неторопливо подхватываю её и начинаю разбег.
мы играем. кто-то играет со мной, кто-то нет.
кто-то сам с собой. такие могут и выиграть, но побеждают редко.

я играю в бога.
задумчиво переставляю фигуры, пытаясь определить, во что играет бог напротив, какой запас терпения и мастерства встретит меня в сорокапятиминутной вечности, разделённой на два циферблата… армия, которая должна была играть за меня, потихоньку перебирается в бумажные окопы возле доски, ждать следующего сражения.
надо было надеть перчатки.

мяч зависает в небе, играем в «быстрее, выше, сильнее»…
соревнование красных и синих, цветных и полосатых, сочувствующих и сочувствующих. играем друг с другом, друг против друга, против себя и времени. иногда.

но играем всегда.
договорились делить игры на «жизнь» и игры как таковые.
для каждой игры – своё место, иногда специально оборудованное, иногда где придётся.
но всегда переодеваемся или делаем вид, пытаясь отделить игры к которым мы относимся серьёзно от игр в которых, как нам кажется, мы можем принимать участие по собственному желанию. в результате играем всегда.

я играю с городом.
могу переодеться, могу нет.
могу сам или с кем-нибудь. никогда против, никогда за. только сам или вместе.
могу всерьёз и надолго, а могу так – пройти мимо и представить.

я думал, что для игр всегда нужно какое-то окружение или место, какое-то начало, правила или команда. когда играешь сам, кажется что это не всерьёз.
как будто в детстве пока мамы нет дома.
как только приходят взрослые, всё становится не настоящим.
одного снисходительного взгляда достаточно, чтобы самая серьёзная игра превратилась в обычный детский сад.
но я сам взрослый и настоящий.
надо будет научиться смотреть снисходительно.
в городе тоже есть места где играть можно, а где нет.
иногда запрещают, иногда не интересно.
иногда опасно.
но всегда такое странное чувство что это не всегда игра.

Началось всё как обычно – я надел маску, пытаясь соответствовать. Потом забыл про маску, про всё на свете. Зато стал чаще смотреть в небо. Свободы там как и раньше не было, но зато она появилась у меня внутри. Все ограничения, которыми я связал себя в том примерно возрасте, когда начал переходить улицы на зелёный свет, подверглись проверке. Устояли немногие. Дальше дошло и до остальных правил и запретов, которыми каждый нормальный член общества считает нужным связать себя во имя спокойствия остальных неуверенных в себе, которые смотрят в небо только когда забывают дома зонт.
Так ограничения постепенно превратились в игрушки. То, что раньше приходилось обойти, теперь хочется перелезть. Светофоры, перекрёстки, магазины и другие привычные ориентиры сменились на стенки, парапеты, перила, заборы…
Я заметил, что заборы в основном делятся на удобные и неудобные. Парапеты на скользкие и шершавые. Перила бывают устойчивые, а бывает шатаются. Стенки бывают на которые можно залезть, а бывают на которые нельзя. Или, вернее, я пока не научился.
Мои жизненные маршруты изменились. Не скажу что они стали короче или оптимальней. Они стали моими.

Преодоление препятствий.

Странно, как тебя меняет то, чем ты занимаешься. Как случайно подхваченное увлечение становится точкой отсчёта, из которой стартует уже совсем другое измерение. Одна странная мысль следует за другой, новые горизонты стремительно приближаются, и то, что вчера казалось важным, становится игрой, а бессмысленные на первый взгляд действия и поступки превращаются в смысл жизни. Я никогда не думал, что перелезть то, что можно обойти станет моей философией. С этого началось моё знакомство с потерянной некогда свободой.
Сейчас я думаю, что когда-то давно люди были так же эмоционально свободны, как я сейчас. Они могли свободно выражать свои эмоции, если хотели этого, и могли хотеть того что действительно стоит того, чтобы этого хотеть. Не было исследований потребительского спроса в области духа, и мы могли сами, без телевизора, выбрать свой культурный маршрут. Потом нас стало для этого слишком много. Теперь нас ещё больше.

Свобода странная штука. Похоже что там, где кажется, что её больше всего, там её больше всего не хватает… Странно не замечать её возле озабоченных детей у подъезда с пивом и сигаретами, в просторных офисах, пафосных ресторанах и нелепо дорогих машинах. Нам даже не потребовалось лететь к солнцу, чтобы обжечь крылья, они отсохли сами собой – брэнды, деньги и пробки сделали их таким же бесполезным рудиментом, как хвост, и теперь лопатки напоминают нам, кем мы никогда не станем, как копчик – от кого мы произошли…
Я вспомнил о крыльях, когда полез напрямую через заборы и перила, через социальные барьеры и ограничения – напрямую к своим желаниям и своей истинной, слегка животной сути – свободному бегу. В широком понимании.
Freerun как способ мыслить.

Если бы дело было в принципе, я мог бы считаться вполне асоциальным типом, иногда я действительно веду себя не совсем адекватно с точки зрения обычного человека на остановке, с которой я уезжаю на работу. Некоторое время назад, если бы при мне кто-то начал кувыркаться на асфальте или делать акробатические элементы на газоне перед супермаркетом, ожидая автобуса, а потом как ни в чём не бывало прислонил бы смарт-карту к жёлтому кружку турникета через одного пассажира передо мной, я бы лучше поехал на маршрутке. Понять человека, который забыл о том, что на него кто-то может неодобрительно посмотреть, практически невозможно. Он заслуживает только осуждения. Ведь совершенно ясно, что если сегодня он перепрыгнул забор там где все нормальные люди его обошли, завтра он преодолеет любой другой социальный запрет и приведёт наше гармоничное счастливое общество к анархии. Привычка бояться всего неожиданного и открыто демонстрировать свой страх перед тем, что недоступно твоему пониманию – единственно верный способ сохранить нашу социальную целостность. Люди с остановок, объединяйтесь против преодоления препятствий!..
Тем не менее, могу сказать про себя – я стал относиться к окружающему миру совсем по-другому.
Случается, что вокруг нас происходят откровения, которые мы не замечаем, потому что они слишком разбросаны во времени или в пространстве, и нам чрезвычайно сложно найти между ними связь. И случается, что вдруг, неожиданно для нас самих, мы находим эту связь опосредованно, через какое-либо занятие, которым увлечены, и понимаем, насколько интересно и тонко устроены мы сами и та среда, которую мы видоизменяем своими поступками. И через осознание этих изменений меняемся сами.
Я мог незадумываясь обидеть другого человека в ответ, если мне казалось, что он агрессивно настроен… Мог совершенно без задней мысли обидеть просто так, потому что не успевал обдумать свой поступок. Не хочу сказать, что злоупотреблял этим, но если бы я мог поступить иначе, я бы это сделал. Я просто не мог. Иногда сам пострадал бы больше, но чаще просто не хватало навыка управления своими действиями. Оказывается, есть и такой.
Паркур учит в первую очередь осторожности. Прежде чем делать что-то – посмотри, потрогай – не шатаются ли перила, не скользкий ли парапет, что за стеной, куда прыгаешь, что за препятствием которое преодолеваешь. Со временем этот навык распостраняется на всё остальное. Я заметил, что когда я совершаю какое-то действие, мне стало удобней подходить к этому как к преодолению препятствия. Бесстрастный спокойный анализ, отработка навыка, достижение результата. Спокойствие и сосредоточенность – это стало моим стилем. Как на тренировке – с удовольствием и вдохновением я стал подходить к решению любой проблемы как во фриране, так и за его пределами. Общение с окружающим миром, когда-то трудное и напряжённое, превратилось в захватывающую игру, как перемещение по городу. Без всякого сопротивления достигать цели, используя точно рассчитанные движения и мастерство.
Ни на что не похожий опыт. Словами объяснить невозможно. Можно говорить часами о своих ощущениях, но стоит один раз попробовать и добиться результата, научившись несложному приёму в преодолении простейшего препятствия – и ощущение такое, будто ты полетел. Как будто весь жизненный опыт разом подвели под один общий знаеменатель.

Оказывается, проблем не существует.
Мы играем в то что они есть, но это не так.
Есть лишь препятствия и технология их преодоления.
Преодолевая препятствия в городе,
мы учимся преодолевать их у себя в голове,
и через двигательную активность
переносим этот навык на любое препятствие,
независимо от вида деятельности.
Всё.
Как определение. Паркур – это…

Переворот в голове = переворот в жизни

Я стал меньше спать. Начал сбалансированно питаться. Больше фруктов, меньше теста и сладостей. Просто так захотелось. И самое главное, я стал думать о свободном беге.
В моём распорядке дня появилась спортивная площадка. Турник, брусья, отжимания у стенки в стойке на руках, стойка на голове, мостик.
Интересно то, что раньше я не проявлял никакого интереса к спорту, гантелям, силовым упражнениям и прочим атрибутам недоразвитого интеллекта. Более бессмысленного занятия, чем висеть на турниках и качать мускулы мне было сложно представить. Но в то же время обвинить себя в отсутствии силы воли я не мог – было множество примеров, когда я достигал важных для меня результатов практически сворачивая себе шею. Похоже, дело было не в лени или нежелании прилагать усилия, а в том, что я не видел какой-то важной цели, чтобы тратить на её достижения такие физические усилия. Теперь же всё изменилось. За месяц ежедневных тренировок я стал подтягиваться двадцать раз, отжиматься тридцать. Раньше не умел ни того ни другого больше пяти.
Меня удивляла одна моя подруга, J, с которой мы вместе учились. Она отжималась 30 раз совершенно безо всякого напряжения, как будто вступительный экзамен на фортепианный отдел включает в себя обязательную физическую подготовку. Я попытался её передразнить но получилось только пять раз. Мой артистизм вызвал буйное веселье у неё и ещё парочки её симпатичных однокурсниц. Надо было обидеться, может быть моё физическое развитие началось бы лет на 10 раньше…
Тем не менее, переворот осуществился – мне хотелось заниматься. Я получал удовольствие от сознания того, к чему я собираюсь двигаться. Три раза в день ходил на турники, подтягивался и отжимался по два-три подхода, выжимая мышцы до полного изнеможения. Зато через месяц залезал на любую стенку, до которой мог дотянуться хотя бы одной рукой с шага по стене.
И тут я понял главное, то, что меня беспокоило уже несколько лет. Может быть мне показалось, но как-то раз, глядя вниз с очередного покорённого препятствия, я осознал простую вещь – всё, что я делаю, не просто детская игра. Каждое моё движение может нести особый смысл, если я буду над ним задумываться. Каждое новое ощущение в теле, каждый забор, оставленный позади, добавляют мне одно важное качество. Точнее, забирают. Точнее, и дают и забирают одновременно. Дают уверенность в себе, которую я могу накапливать и использовать по своему усмотрению в любой жизненной ситуации. Отбирают страх перед неизвестностью, сомнения в собственных силах.
Как-то, когда я шёл через лес после очередной тренировки, осенняя атмосфера помогла мне почувствовать красоту момента, и все элементы моих пятимесячных занятий стали на свои места. Мне показалось, что я уловил суть происходящего с нами, то важное, которое скрыто за большим количеством деталей и у нас просто не хватает тонкости восприятия и спокойствия, чтобы осознать это.

Я подумал,
что окружающая жизнь постоянно тренирует нас.
Каждый день мы заучиваем
один простой навык – не сходи с асфальта.
Просто. Очевидно. Почему-то напрягает…

Самое интересное происходит с нами тогда, когда мы не понимаем, что именно с нами происходит. Мы становимся взрослее и постепенно утрачиваем способность критически подходить к простым жизненным установкам. И они берут над нами контроль.
Каждый день, с утра до вечера, а иногда и до следующего утра, мы живём под диктовку маленьких, незаметных, но очень острых ограничений. Куча мелких правил, которыми наполненна жизнь, потому что нельзя иначе, доводят нас до стрессов. Наше напряжение повышается день ото дня, когда мы слышим надоедливую рекламу, ждём на светофорах, толкаемся в переходах, стоим в очередях, встаём и ложимся в неудобное для нас время. Каждый такой мелкий шажок – ещё одна ступенька на пути к маленькой неприятности – в нас повышается тревожность. Мы становимся менее счастливыми. Утрачиваем способность получать удовольствие от жизни.
Как происходит эта тренировка – механизм довольно оригинальный. Каждый раз, когда мы выполняем какое-то действие, которое нам не нравится и идёт в разрез с нашей свободой, мы переступаем через себя, никак себя за этот труд не вознаграждая. Думая, что это мелочь, которая завтра забудется и с которой необходимо смириться, мы подавляем в себе своё естественное желание, которое заложено в нас природой. Желание, которое помогло нам выжить. Желание, сделавшее нас способными решать проблемы.

Желание преодолеть стоящее перед нами препятствие.
Найти пропитание.
Добыть огонь.
Прокормить потомство.
Найти способ решить любую задачу.

Потом постепенно регламент и социальная организация взяли над нами верх – мы поверили в то, что преодолели все основные препятствия, которые стояли перед нами с самого зарождения жизни. Голод вроде как побеждён, работу найти относительно легко, нам ничто не угрожает, кроме телевизора. Желание преодолевать сменилось желанием большего комфорта. Но инстинкт преодолевать остался.
Препятствия, которые ставит перед нами муравейник, настолько распределены во времени и сложно устроены, что наше желание побеждать никогда не удовлетворяется на своём животном уровне. Получить диплом раз в пять лет – этого явно недостаточно чтобы наше природное начало было счастливо… Нарушается очень важное равновесие в нашей душе – баланс между желанием сделать так, как лучше для всех и желанием летать где нам хочется. Если мы иногда не будем нарушать небольшие запреты, однажды вечером мы вернёмся домой с зарплатой в кармане и забудем зачем её получили.
Пытаясь каждый день построить своё счастье с помощью осознанных действий, мы постепенно погружаемся в такую эмоциональную пропасть, из которой выйти нельзя по одной простой причине – мы её не осознаём. Тревожность повышается, нашурается сон, мы становимся более агрессивными. Потому что боимся, сами не знаем чего. Боимся неопределённости. Раздражители, которые затрагивают наш психологический механизм преодоления препятствий, слишком малы, чтобы вызвать инстинкт сопротивления внешней среде, и в то же время мы вынуждены постоянно слегка корректировать своё поведение, чтобы жить друг с другом.
Слегка…
Каждый день понемногу.
Сегодня чуть-чуть.
Завтра ещё немного.
А потом невроз, срыв и чрезмерный, неадекватный ответ. На крохотный раздражитель, на который в обычном режиме, при нормальном энергетическом балансе мы не обратили бы внимания.
Так видимость комфорта постепенно тренирует нас подавлять своё естество. Каждый день, с 9 до 18. Воскресенье выходной. Вход бесплатный. При себе иметь желание соответствовать социальной норме.

Разгребая ногами листья, я понял, как повлиял паркур лично на меня:

Каждый день,
кувыркаясь на газоне у всех на виду,
перелезая через очередной забор
или взбираясь на стену магазина заменителей счастья,
помимо физического,
я символически преодолеваю
ещё и социальное ограничение,
подсознательно связывая управляемый микростресс,
вызванный небольшой опасностью,
о которой я хорошо осведомлён
и которую могу полностью контролировать,
с положительным подкреплением
в виде удовольствия от покорённой вершины.

Эта тренировка включает механизм, обратный тому, который закрепляет в нас ежедневную напряжённость.

Я сам выбираю, что для меня опасно, а что нет.
Я сам выбираю способ взаимодействия, уйти или остаться.
Я сам выбираю способ преодоления.
Преодолевая, я получаю удовольствие и в результате нахожу эмоциональный интерфейс к стрессу,
посредством которого могу его контролировать.

В смысле, теперь я решаю, где забор.